Поиск:
На главную   Контакты   Оглавление
У нас есть
Электронный каталог
Проекты
События
Статьи и материалы
Рекомендуем
"Это едино и свято: Родина, память, язык"
Архив
"Мне нужна эта книга"
"Любовь - поэзия и солнце жизни"
План мероприятий
XVI Международная конференция "Через библиотеки - к будущему"
Писатели-юбиляры

Навигация
О библиотеке
Дополнительные услуги
Нашим коллегам
Издания
Сотрудничество
Новинки
Книга инвалиду
О И.Ф.Варавве
Отделы библиотеки
Госуслуги
Электронные ресурсы
Конкурсы
Независимая оценка качества
Литературная гостиная
Противодействие коррупции
Стандарты. Регламенты
Тесты и викторины
Контакты
Карта сайта
 

Авторизация
Регистрация
Логин
Пароль
Запомнить
   забыли?

Подпишитесь на рассылку
Посещаемость

 


Творчество молодых русскоязычных поэтов Дагестана


Русскоязычная поэзия Дагестана до сих пор остается на периферии литературоведческого внимания, что объяснимо отсутствием до недавнего времени достаточного количества произведений, способных вызвать какой-либо интерес. Эта статья является попыткой осмысления особенностей творчества молодых русскоязычных поэтов Дагестана из литературного кружка «Верба». Их объединяет отсутствие ярко выраженных внеэстетических задач, стремление уйти от политических, социальных мотивов, сосредоточенность на сугубо художественной и личностной проблематике. Это Эмир-Махди (Эмир Махтиев), Марьям Кабашилова, Ших Фазир (Фазир Джаферов), Заира Гаджибалаева, Мадина Хуршилова, Юлия Зачесова, Заира Акмурзаева, Сергей Михеев, Мария Алешечкина, Руслан Исаев... Они не похожи друг на друга: у каждого свой опыт, своя степень зрелости. Однако есть и сквозные знаки принадлежности к единой «школе»: все они ограничиваются несколькими традиционными размерами, все продолжают линию Серебряного века (а многие и Фета и Бунина), тексты их довольно плотно насыщены скрытыми цитатами – точнее их отзвуками. Кроме отзвуков очень заметных – из Есенина, Ахматовой, Пастернака, Г. Иванова, Ходасевича, И. Северянина, Бальмонта, есть и менее очевидные – из раннего Бродского. А в целом их поэзия демонстрирует яркое стилевое и тематическое разнообразие и много общего в поэтическом видении мира. Руководитель объединения «Верба» Фазир Джаферов (псевдоним Ших Фазир) родился в с. Цнал Хивского района. Стихи пишет с ранних лет, окончил Литературный институт в 2000 году. Дипломная работа включала его собственные стихи, переводы с национальных языков Дагестана, а также переводы: с английского Шекспира, с немецкого Гейне, переводы О. Хайяма. Испытал он и сильное влияние произведений С. Есенина, а также поэтов Серебряного века. В своих стихах использует поэтические приемы И. Бродского. Родным языком владеет в совершенстве. О нем можно говорить, как о поэте евразийского толка, который осознанно и профессионально соединяет в своем творчестве Восток и Запад, дагестанское национальное и русское. Запад есть Запад. Восток есть Восток. И не сойтись никогда им. Ты на престоле, я у твоих ног. Любим, и ждем, и страдаем. Песня ашуга и алый цветок — Знак тебе в день Валентина. Запад есть Запад. Восток есть Восток. Мы их сведем воедино. Произведения из сборника «Великий сирота», изданного в Махачкале в 2001 году, другие стихотворения, публикуемые в прессе, демонстрируют наличие в дагестанской литературе новых, совершенно непривычных нетрадиционных культурных импульсов. Ших Фазир и другие молодые поэты, с разной степенью интенсивности могут идентифицировать себя как с одной, так и одновременно с двумя и более этническими сообществами. Подобная двойная идентичность характерна далеко не всем представителям творческой молодежи Дагестана. Некоторые из них используют в своем творчестве родной язык, хорошо владея при этом русским. В основном же художественно-мыслительные процессы людей, освоивших русский язык и культуру, проходят на русском языке, что и представлено в творчестве Ших Фазира. Его, человека выросшего и сформировавшегося в достаточном отдалении от центров иных культур, тянет вжиться в чужеродность, хочется удержать ее в сознании, он проникает в нюансы другого менталитета столь глубоко, что в культурном плане порой превосходит носителей этого другого языка. Как и большинство «вербовцев» он ищет метафору для выражения своего душевного состояния и так же, как они, пытается найти в своем творчестве пристанище для души. Скрытый мотив одиночества и жестокости окружающего мира стал для них основным, У Фазира же в роли психологической защиты зачастую выступает эпатажный цинизм и откровенное фиглярство. Во многих текстах Фазира застрочный мир гораздо больше мира, живущего в его стихах. Некоторые оставляют у неподготовленного читателя чувство избыточности, поэта можно заподозрить в постмодернистской коллажности, в игре цитатами. На самом деле это не совсем так. Избыточность обусловлена попыткой придать больший объем поэтическому тексту, дать возможность многоуровневого чтения: На лето минувшего года Смотрю я под новым срезом По парку металась погода, Больная энурезом. Иногда создается впечатление, что его поэзия – безотчетное описание душевных бурь, вызванных чувством отверженности; Фазир исповедуется, но не перед Богом, – перед собой, подчас срываясь на самоизобличение или самонаказание, несправедливое, мазохистское: Ни счастья и ни удачи (Не дай мне Бог!) среди людей Я выбираю дорогу плача Из всех дорог... Совершенно иным предстает Фазир в своих переводах. Его переводы с лезгинского и на лезгинский, с иностранных языков на русский свидетельствуют о профессиональной работе со стихией языка в духе традиций классической и традиционной поэзии. [b]Марьям Кабашилова[/b] родилась в 1980 году в Буйнакске. Языковая среда в семье аварская. Закончила филфак ДГПУ. Писать стихи начала в 2000 году. Программными произведениями для нее были статьи Маяковского «Как делать стихи» периода футуризма, и Есенина «Ключи Марии» – статья периода имажинизма. М. Кабашилова не скрывает своей склонности к эпатированию читателя, к парадоксам. Рассматривает себя в традиционном религиозном контексте, что, однако, противоречит многим ее поэтическим высказываниям. Это же относится к ее этнической самоидентификации. Здесь мы, скорее всего, имеем дело с частичной ассимиляцией, в основном на ментальном и языковом уровне. Марьям Кабашилова прекрасно владеет родным языком, читает и пишет на нем, но думает и создает свои стихи только на русском. Она безо всякой оглядки говорит в прессе: «...я считаю себя космополитом…». При прочтении этих и других высказываний, а тем более поэтических текстов, приходит мысль, что не случайно она увлекается Фрейдом. «Говорят, что художник обязан страдать. Согласна. Страдания облагораживают душу. Все просто: душевный дискомфорт заставляет нас действовать – искать соратников по несчастью, простых сочувствующих. И в качестве языка общения выступает творчество. Благополучие несет спокойствие. Сытость души и плоти губительны для творчества». И возникают вопросы. Какова подоплека страданий у 23-летней девушки, в чем психологическая причина того, что ее творчество прямо связывается со страданием? Ответ Кабашиловой звучит так: «Я никогда не задумывалась о том, как именно рождаются строки. Но отчего-то именно это чаще всего интересует окружающих. И всякий раз я мешкаю с ответом, т.к. трудно вывести аксиому моих рифм. Они не поддаются схеме». Я так люблю себя, но все же Мне нравится порой рискнуть - Среди бесчисленных дорожек Я выбрала тягчайший путь. Первое, что привлекает внимание в ее стихах – слишком интимно, слишком распахнуто, чтобы быть просто словом. Непреодолимое желание побыть в роли представительницы протестной молодежной субкультуры, заставляет ее разрушать в своих стихах традиционную мораль, не опасаясь быть скомпроментированной: Не смотри так – я боюсь щекотки, Нежный мальчик, с кожей голубой. Хочешь знать, как опьянеть без водки? Как февральской ночью вызвать зной? Хочешь, научу ленивым взглядом Равнодушно по губам скользить, Невзначай садиться слишком рядом, О любви усмешкой говорить... Тонко и всегда лаконично рисует она душу страдающую, гордую, дерзкую, не зависимую, но ищущую приюта. Ее героиня открыта всем ветрам, всем бедам, готова полюбить, и боится разочарования. Ее эпитеты слишком хлестки, метафоры неожиданны, подчас размашисты, отягощены накалом недюжинных страстей. Обмакни свое сердце в туман моих глаз, Пролистай мои губы губами. Все, что сказано – сказано было о нас, Все, что сказано – сказано нами. Кто-то истину ищет в пьянящем вине – Наша истина под одеялом. Оттого она горькая будет вдвойне, Что к утру тебя станет мало. Поэтесса решительно уводит свои упования за пределы привычного бытия, ей не жаль гасить естественные и простые чувства. Жестокое и пылкое женское самолюбие не оставляет простора ее духовным поискам. Она сама осознает это и иронизирует над этим: В ночном уюте откровенья, В восторге от самих себя, Впивались мы с благоговением В раскаты собственного «я». [b]Эмир-Махди[/b] – поэтический псевдоним Эмира Махтиева. Он родился в Махачкале в 1976 году, в кумыкской семье. Окончил экономический колледж. Стихи пишет с начала 90-х. В 2003-м опубликовал поэтический сборник, в который вошли стихи, написанные более чем за десять лет. Печатается с успехом в прессе российской. Недавно в Москве вышел альманах, где были собраны произведения молодых русскоязычных поэтов из регионов России. Стихи Эмира были отмечены и в рецензии на этот сборник. Несмотря на молодость автора, тексты его отличаются зрелостью. У Эмира-Махди его высказывания – чаще всего монолог, с которым он обращается к Богу или некоему людскому сообществу, способному понять его, к времени, к судьбе. Для себя он хочет быть мудрецом, постигающим абсурд окружающего. Он знает о собственной предназначенности. Конечно же, он страшится надвигающегося апокалипсиса, но это скрытый страх, он ищет и находит свой путь к Богу. Назову одиночество счастьем, А веселье тоской назову, Отрекусь от божественной власти, Потому что для Бога живу. Многие его стихотворения кажутся своего рода филологической игрой, в которой понятийный субстрат не является основным. Бессюжетность таких текстов восполняется высокой степенью ассоциативности, использованием мифопоэтических кодов различных культур, шифров узнаваемых образов, переплетенных личным тайным знанием автора. В арабской вязи запуталась моя борода. В иранских песнях запутался мой язык. Я ли тот, чье первое имя Ашик? Мне ли быть Возлюбленным в день Суда? Характерной чертой, объединяющей творчество Эмира, является двойственность восприятия и двойственность отражения. Переход из жизнеподобной плоскости в умозрительную сферу действия совершается незаметно и органично. Мир воображаемый и мир реальный него стихах принципиально равновелики и решительно не отгорожены. Освободи меня от болтовни, Я так устал искать слова и фразы, В потрескавшемся зеркале двойник Читает вслух поэмы и рассказы. Если в текстах многих молодых поэтов многочисленные аллюзии и реминисценции из классиков порой перекрывают их собственный голос, то у Эмира они лишь открывают дополнительные смысловые пространства, обогащая систему поэтических образов и выводя его героя из лабиринтов самоанализа. Читатель неподготовленный увидит в стихах Эмир-Махди лишь малопонятные игры со словом. Усложненность его метафор, сюжетно-тематическая размытость, культурно-мифологические шифры делают его поэзию в какой-то степе ни явлением элитарным. Но было бы глубоко неверно говорить об авторе как о законченном интроверте, погруженном только в душевные переживания и внутренние образы. Он четко улавливает пульс современности и хорошо ориентируется в реалиях современности. [b]Заира Гаджибалаева[/b] родилась в 1979 году в Махачкале, в семье, говорящей на родном лезгинском языке. Стихи пишет с ранней юности. В круг ее интересов входят и живопись, и музыка. В 2002 году вышла в свет небольшая книга ее стихов «Люблю...» [b]Заира Гаджибалаева[/b] представляет своим творчеством более «спокойный вариант» поэзии, нежели Ших Фазир и Марьям Кабашилова. Но и у нее ощутимо напряженное столкновение смыслов. Слишком много в современной жизни обид и страха, чтобы в книге, посвященной любви, писать о чувстве светлом и чистом. Треснуло небо в карих глазах, Ах, не больно ль тебе от осколков?! Долго снег на моих губах Не плакал, не умирал долго. Новый взгляд современной любовной лирики предполагает совмещение в ней земных и небесных начал. Но мир грез остается в мечтах; а темный лик реальности все чаще мелькает в стихах последних лет. И в озеристых лужах смеркается, И сорвавшихся листьев метель Это дождь со мной венчается, Это жизнь моя села на мель. Оригинальные находки, продиктованные импульсивным стремлением к духовному идеалу, желание слиться с ним, полное растворение в нем порождают новое, неведомое до сих пор, ощущение зримости текста. Вот ее посвящение Винсенту Ван Гогу: Желтый мир твой взорвался б в божественном слове, Покрывая собой Сен-Реми и бордель, И в твоем с перевязанным ухом портрете Каждый смог бы найти свою колыбель... Эти столь необычные для национального восприятия строки привлекают внимание свежестью поэтических красок, ассоциируются с живописным полотном, пронизанным воздухом иной эпохи, иного мира. Особое движение авторской интонации, какая-то «нездешность», поэтика текста создают некое художественное пространство, где нет места агрессивному самовыражению, самолюбованию или амбициям. Есть только мир художника и мир поэта, соединившиеся так удачно. В мире, куда она уходит, она свободна от комплексов и разочарований. Она пытается прорваться к какому-то чистому, лишенному пошлости, исполненному любимых стихов бытию. Устав от трагизма, ставшего частью стиля ее и других «вербовцев», она пишет: Я иду на ощупь твоих слов. Твоих губ во тьме целую звук. Я не птица, ты не птицелов, Но в твои я угодила руки. [b]Заира Акмурзаева[/b], студентка факультета психологии ДГУ, родилась в 1980 году. Кумычка по национальности, она единственная из отмеченных авторов, кто владеет только разговорным родным языком. В отличие от М. Кабашиловой, Э. Гаджибалаевой, Ших Фазира и Эмира она с детства погружена в русскую языковую стихию, хотя в семье предпринимались попытки адаптировать ее к родной языковой среде. Однако все остальные атрибуты национального традиционного уклада вполне приемлет. В обычной жизни ни в чем не проявляет признаков эпатажности. Личность разносторонне развитая, увлекается литературой, психологией, спортом, музыкой. Проявлений каких-либо конфликтных отношений с окружающим миром в ее поэтических высказываниях не наблюдается. В ее случае, говоря схематично, можно говорить о восприятии стереотипов национального бытия (чего нет у М. Кабашиловой) и о биэтнической культурной идентификации. Образные вариации позволили Заире Акмурзаевой преобразовать картину внутреннего видения в сверхчувственное, метафизическое, иррациональное. Минор в лабиринт уязвимой души, В бордо ледяные осколки. Царапает музыка лунной тиши, Диктуют безумие волки. Такая метафора расширяет художественное пространство текста, увеличивает в его контексте видимость незримого. Узлами насмешек питается взгляд, Вселенная верой заштопана, Оранжевый мир превращается в ад, Турман превращается в ворона. У Заиры Акмурзаевой откровенная стилизованность, сконструированная по определенному стандарту, но неизвестным меркам, дает порой интересные результаты, а стремление к совмещению несовместимого в ассоциативном плане придает ее стихотворной манере черты индивидуальности. Перекрестки смеха, страсти, Перлы монофобии, Удержите меня в пасти – В адовом подобии. Заира как бы присматривается, прислушивается к еще не проявленному, неосмысленному чувству, пытаясь сразу его озвучить и орифмовать. Автор не дает отстояться и укорениться смыслу, следует за захлестнувшим ее ритмом, потребностью выразить свои эмоции. Ты без стука войдешь в мои сны, И тебя коронуют рассветы, Улыбнешься прохладой весны, И на стенках мелькнут портреты. Творчество молодых русскоязычных авторов на рубеже веков стало непривычным для Дагестана, но не новым для собственно русской литературы явлением. Как уже отмечалось, поэты объединения «Верба» тяготеют к символизму начала ХХ века. У каждого свой стиль, свои образы, особенности стихосложения, но все, или почти все, опираются на поэзию символа. Так же, как и у других их предшественников, в текстах молодых авторов проступает очевидное стремление размыть реальное в поэтическом образе и соотнести с некоей идеальностью. Порой при прочтении стихов «вербовцев» возникает ощущение, что сей час в них формируется некий усредненный тип: немного искренности, немного театральности, много цитат и стилизаций из Серебряного века. Но бальмонтовские интонации все же не перекрывают индивидуального голоса молодого автора. Образы свежи, метафоры незатерты, хотя и сложны и не совсем понятны. Впрочем, поэты «Вербы» и не претендуют на широкое признание. Они просто есть. Сложная связь интуиции и чувств, «раздвоенная» поэтика, во многом субъективная и небезукоризненная, но необычная своей новизной, насыщенная своими выразительными средствами и приемами – свидетельство процесса постижения молодыми русскоязычными поэтами Дагестана потайной сути образов, символов, смысла русской и западной поэзии. Кроме того, это еще и признак проникновения в ментальный мир творцов прошлого и свидетельство расширения культурно-информационного поля молодых. Драматизм восприятия окружающего мира – одна из доминирующих мировоззренческих установок наших современных русскоязычных молодых поэтов. Рубеж веков — это всегда кризис, социальный, ментальный, моральный, для российских же художников слова – это кризис вдвойне. Уход от реальности, тяготение к туманной мистике и метафизике, попытка преодоления хаоса, стремление к гармонии сопровождают каждый новый виток человеческой жизни. Наше время – виток той самой спирали бытия, когда старые традиции, обогащенные новым смыслом, возвращаются в культурное поле всего человечества. Для дагестанской же русскоязычной поэзии это не новый виток, а всего лишь первый опыт обращения к европейской культурной парадигме, воспринятый через посредство русской литературы Серебряного века и более поздние культурно-эстетические течения. Что уйдет, а что останется у этого нового корпуса поэтических текстов – может определить только время. (Обзор подотовлен по статье Зулейхи Магомедовой, кандидата филологических наук «Верба» - глагол с дагестанским акцентом» (журнал «Дагестан».- 2004.- №2.-С.28-33).

рейтинг: 4.6/10 ( всего 50 голосов)

Пожалуйста, оставьте свой комментарий к данной статье
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной статье.

Количество просмотров: 5993

Рекомендуем наиболее читаемые ссылки:
Дагестан литературный [22200]
Творчество молодых русскоязычных поэтов Дагестана [5993]

Ключевые слова для данной страницы: она, году, Фазир, мир, стихах, себя, молодых, Ших, Дагестана, только, поэтических, века, пов, Эмира, более
Версия для печати
Новости в формате RSS

2017-02-21Воспитываем патриотов книгой и словом

Краевая юношеская библиотека имени И.Ф. Вараввы в преддверии Дня защитника Отечества провела цикл выездных мероприятий для студентов краснодарских колледжей и техникумов. Так, в монтажном техникуме экспонировалась книжно-иллюстративная выставка «Помнить...


2017-02-21Краевой литературный конкурс «Я присягал родной Кубани…»

В 2017 году министерство культуры Краснодарского края совместно с ГБУК «Краснодарская краевая юношеская библиотека имени И.Ф. Вараввы» с целью увековечивания памяти поэта – фронтовика Ивана Федоровича Вараввы проводит литературный конкурс ...


2017-02-20«Не было, и горше нет войны, той, что завершилась в 45-м…»

20 февраля 2017 года специалисты отдела искусств ККЮБ имени И.Ф. Вараввы в рамках краевого месячника оборонно-массовой и патриотической работы «Мы – наследники Победы, славу Родины храним» провели в гимназии № 23 литературно-исторический мультимедийный ...


2017-02-16Афганистан болит в моей душе

15 февраля 2017 года в зале «Кубанькино» был проведен информационный обзор «Афганистан болит в моей душе», приуроченный ко Дню вывода советских войск из Афганистана, который ежегодно отмечается в этот день. Проводился он в рамках просветительского проекта...


2017-02-16Есть имена и даты, что будут жить в веках

15 февраля 2017 года в читальном зале библиотеки состоялось мероприятие, посвященное творчеству поэта-фронтовика, участника Финской и Великой Отечественной войн Василия Трифоновича Твардовского. В этот день звучали стихи, написанные автором в военные...


2017-02-16Мы помним февраль 43-го…

ККЮБ имени И.Ф. Вараввы 16 февраля 2017 года в рамках месячника оборонно-массовой и военно-патриотической работы «Святое дело – Родине служить!» провела историко-краеведческий обзор-экскурс «Мы помним февраль 43-го…», приуроченный к 74-й годовщине...


2017-02-15Клуб «КЛАМП» пополняет свои ряды

Во второе воскресенье февраля в Краснодарской краевой юношеской библиотеке имени И. Ф. Вараввы вновь собрались любители аниме и манги. Очередная встреча членов клуба «КЛАМП» состоится в 14.00 12 марта 2017 года. Приглашаем читателей библиотеки и всех...


2017-02-15Не было, и горше нет войны, той, что завершилась в 45-м…»

15 февраля 2017 года специалисты отдела искусств ККЮБ имени И.Ф. Вараввы в МБОУ СОШ № 41 провели литературно-исторический мультимедийный обзор «Не было, и горше нет войны, той, что завершилась в 45-м…», посвященный Победе советского народа в Великой Отече...


2017-02-15Я автор своей жизни

14 февраля 2017 года в читальном зале Краснодарской краевой юношеской библиотеки имени И.Ф. Вараввы прошла встреча с Василием Прокофьевичем Громовым, профессором, кандидатом юридических наук, заслуженным юристом Кубани, автором книги «Мое хождение во ...


2017-02-14Дарите книги с любовью!

С 12 по 28 февраля 2017г. ККЮБ имени И.Ф. Вараввы принимает участие в первой общероссийской акции «Дарите книги с любовью!», посвященной Международному дню дарения книг, который отмечается 14 февраля в более чем 30 странах мира с 2012 года. Акция ...



Rambler's Top100
Яндекс цитирования