Поиск:
На главную   Контакты   Оглавление
У нас есть
Электронный каталог
Проекты
События
Статьи и материалы
Рекомендуем
"Это едино и свято: Родина, память, язык"
Архив
"Мне нужна эта книга"
"Любовь - поэзия и солнце жизни"
XVI Международная конференция "Через библиотеки - к будущему"
Писатели-юбиляры
"Молодежь и книга - за мирное будущее"
Экопанорама

Навигация
О библиотеке
Дополнительные услуги
Нашим коллегам
Издания
Сотрудничество
Новинки
Книга инвалиду
О И.Ф.Варавве
Отделы библиотеки
Госуслуги
Электронные ресурсы
Конкурсы
Независимая оценка качества
Литературная гостиная
Противодействие коррупции
Стандарты. Регламенты
Тесты и викторины
Контакты
Карта сайта
 

Авторизация
Регистрация
Логин
Пароль
Запомнить
   забыли?

Подпишитесь на рассылку
Посещаемость

 


АМУР-САНАН АНТОН МУДРЕНОВИЧ


[imgl src=http://krkrub.kubannet.ru/img/dial/kalm/amur_sa.jpg]Амур-Санан Антон Мудренович, прозаик, публицист, государственный и общественный деятель. Писал на русском языке. Родился в селе Кердат (Калмыкия) в крестьянской семье. В 1915-1917 гг. учился в народном университете им. А. Л. Шанявского в Москве, одновременно работал библиотекарем и истопником. В 1918 году вошел в состав Калмыцкого исполкома и Астраханского губисполкома. Занимал ответственные посты (заведовал отделами юстиции, народного образования, был председателем Совета народного хозяйства Калмыцкой степи). В 1919 гг. заведовал Калмыцким отделом при Народном комиссариате по делам национальностей в Москве. В 1920 году он избран в Совет содействия и пропаганды на Востоке. В последующие годы представлял Калмыцкую автономную область при Наркомнаце во ВЦИКе, избирался членом ЦИКа СССР, работал заместителем директора Государственного музея изящных искусств в Москве (Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина). Репрессирован и расстрелян; реабилитирован посмертно. С именем Амур-Санана связано зарождение национальной калмыцкой прозы: автобиографическая повесть "Мудрешкин сын" (1925 г.), отличавшаяся достоверностью изображаемых событий конца XIX – 1-й трети XX в. и ставшая одним из первых крупных произведений калмыцкой литературы (выдержала 7 изданий: 6-е – на русском, 1935 г., на украинском, 1931г.). В повестях "Аранзал" (1932 г.) и "В степи" (1935 г.) изображаются прошлая жизнь калмыков, патриархально-родовые отношения, классовое расслоение деревни, рост самосознания бедноты. Среди публицистических статей (1919-1922 гг.) – "Голос калмыцкой интеллигенции", "Ключи Востока", "Положение в Калмыцкой степи", "О калмыках" и др. Библиогр.: Амур-Санан, А. М. Аранзал. М., 1935; В степи. М., 1935; Мудрешкин сын. Роман. М.-Л., 1930. «МУДРЕШКИН СЫН» (Отрывок из романа) В октябре 1918 года в Астрахани состоялся съезд калмыцких Советов. Я был избран председателем съезда, и мы с Чапаевым, председателем калмыцкого исполкома, поспешили провести вопрос о мобилизации калмыков в ряды Красной Армии. Мобилизация ограждала бедноту и батрачество калмыцкой степи от огульного обвинения в контрреволюционности и делала из пасынков республики полноправных граждан. Проводить ее пришлось в тяжелых условиях. Интересно отметить, как один из калмыцких работников, Маслов (он же Бозе Хочиев), усилено возражал он и против посылки телеграммы реввоенсовету. Когда же Чапаев огласил на съезде текст телеграммы, Маслов сказал: – Оттого, что пошлете такую телеграмму, хотя бы самому Ленину, Волга вспять не побежит, – и вышел из зала заседаний. Однако постановление о мобилизации калмыков двух возрастов состоялось, как состоялось постановление о посылке телеграммы. Больше того – мы с Чапчаевым провели вопрос о мобилизации самого Маслова и о назначении его военным комиссаром. Теперь, через долгий ряд лет, когда вспоминаешь о подобных, как мобилизация Маслова, ошибках, становится ясным, до какой степени политически неграмотны и тактичны, несуразны мы были тогда. Человек явно не сочувствовал идее мобилизации калмыков, а мы насильно заставили его делать это дело. Своей дальнейшей работой в должности военного комиссара он действительно доказал нашу с Чапаевым ошибку: саботировал, пьянствовал и почти ничего не делал. После съезда я был командирован калмыцким исполкомом как представитель калмыков в Москву, на IV Всероссийский съезд Советов. Я должен был со своей правдивостью выявить там положение калмыцкого народа. А положение было действительно ужасное. Этим положением мы всецело были обязаны нашим нойонам, зайсангам и их прихвостням. Он, желая, во что бы то ни стало сохранить свои земли и богатства, подняли привыкших к подчинению калмыков и примкнули к белым. Тысячи людей должны были оставить свои хозяйства, бежать за отступающими белыми и несколько месяцев зимой жить в мажарах, дрожа за свое существование, которому с одинаковой беспощадностью грозили и пули, и голод, и тиф, косивший людей тысячами. Так было, в частности, в Большедербетовском улусе. Нужно учесть всю складывавшуюся веками, замкнутую родовыми перегородками обстановку беспросветного рабства и слепого подчинения, чтобы понять, с какой легкостью удалось зайсангам повести тысячи темных калмыков на верную гибель. С особенной яркостью видел я весь ужас положения наших калмыков, когда через калмыцкую степь пробирался в Астрахань. Видел беспомощность безоружных калмыков, у которых любая кучка вооруженных людей могла отнять скот. Знал, как обезумевшие от жадности хищники-хуторяне-соседи – сотнями угоняли калмыцкий скот, не смущаясь, что большая часть его бесполезно погибла во время перегона, устилая костями калмыцкие степи. Я знал, как разоряют калмыков, как насилуют девушек и женщин всякие Татищевы. Все это я должен был осветить в центре. Обо всем этом мне хотелось лично рассказать вождю революции Ленину. Я отправился в Кремль. Делегатский билет открывал мне ворота Кремля, но в коридоре перед дверью, ведущей в кабинет Ленина, стоял часовой и заграждал вход. Около двери была электрическая кнопка. Я нажал ее. Появился дежурный секретарь. – Что вам угодно? – Я представитель калмыцкого народа Амур-Санан. Вот мой мандат. Мне нужно видеть товарища Ленина. Секретарь ушел и, явившись через минуту, заявил: – Товарищ Ленин очень занят. Он принять вас не может. Сказал и скрылся. Но мне необходимо было видеть товарища Ленина. Звоню опять: опять появляется тот же секретарь. – Что вам угодно? – Поймите, что мне необходимо видеть товарища Ленина. Меня послал сюда калмыцкий народ… И мне нужно видеть товарища Ленина. Секретарь уходит и возвращается с прежним ответом. – Товарищ Ленин никак не может вас принять. – И снова уходит. Мне ждать невтерпеж. Я горел желанием видеть Ленина и готов был ворваться вслед за секретарем, но часовой преграждал мне путь. Во мне дрожала каждая жилка. Я усиленно нажимаю кнопку, опять является секретарь. – Что вам угодно? – Я не уйду отсюда! Мне нужно, мне крайне необходимо теперь же видеть товарища Ленина. Я не уйду, я не могу уйти! Опять исчез секретарь и, вернувшись, говорит: – Идемте. Мы идем через длинные коридоры, через какие-то закоулки и приходим в небольшую комнату. – Подождите. Я жду. Жду Ленина. Тысячи мыслей в голове. Раздумываю: что-то будет дальше? Отворяется дверь ленинского кабинета, но выходит не Ленин, которого я узнал бы, а кто-то другой. И этот другой человек – брюнет, с энергичным выражением лица и как будто смеющимися глазами. В зубах у него трубка, он в кожаной куртке и в такой же фуражке. Я торопливо спросил у него, кто передо мной. – Сталин, – отвечал он. – В чем дело? Я начинаю говорить, но чувствую, что слишком волнуюсь, говорю наобум, не так, не с такой убедительной яркостью, как все рисовалось в моем мозгу. Невольно повышаю голос, обрываюсь… Сталин успокаивает меня, обещает, что все будет устроено, что калмыкам будет оказана помощь, что виновные будут наказаны и так далее и тому подобное. Я слышу в его голосе искренние ноты сочувствия, смотрю ему в глаза и чувствую в нем человека, понимающего причины моего волнения. Находившийся тут же старый большевик Петр Иванович Воеводин, который был в Астрахани, присутствовал на одном из заседаний губисполкома и видел отношение астраханских товарищей к калмыкам, подтвердил правдивость моих слов. Ухожу успокоенный. Из Кремля попадаю в Большой театр, где в это время происходил VI Всероссийский съезд Советов, и там в первый раз я увидел Ленина. Впервые о Ленине я услышал, когда он вернулся в Россию. Это было после Февральской революции. С возвращением Ленина в печати усилилась безудержная травля большевиков. Печатались ядовитые карикатуры «заморских гостей» и портреты деятелей революции с их революционными псевдонимами, «урожденной» фамилией, с намеками на их еврейское, армянское и иное происхождение. У буржуазии, терявшей под ногами почву, и мелкобуржуазных партий меньшевиков и эсеров оставался только один испытанный метод борьбы – организованная клевета на партию большевиков и ее вождей. Отсюда злобные выпады против вождей революции, партии пролетариата и рабочего класса. Но это была злоба мертвецов, отважившихся восстать на растущую стену живых защитников революции. Миллионы людей почувствовали в Ленине Ленина… Борец и вождь – его узнавала Россия, и о нем уже говорили во всем мире. С особенной яркостью врезалось мне в память одно заседание съезда. Пришла изумившая всех телеграмма. «В Германии революция. Вильгельм бежал. Брестский мир аннулирован». Большой театр, где происходил съезд, жужжал, как гигантский улей. Как там светло! Я был ослеплен этим светом. Сюда, в зал, залитый алмазным светом люстр, вошла история Октября. Малиново-золоченные ярусы лож резного дерева были унизаны черными и светлыми головами. В партере, в ложах люди – в солдатских шинелях, рабочих блузах, в нагольных крестьянских тулупах, зипунах и ветром выдубленных кожанках. Все лица, как подсолнухи к солнцу, обращены к сцене… Делегаты и гости съезда – настоящие хозяева революционной страны. Вместе с вождями партии эти люди, собравшиеся со всех губерний, областей, улусов, аулов, с гор и плоскостей, вершили дело мировой революции. Под сухой ураган рукоплесканий, разросшихся в оглушительный гром, под восторженные крики и трепещущие восклицания: «Ленин, Ленин!» (люди, мне казалось, безумствовали от счастья) – скоро походкой из-за стола президиума на середину авансцены вышел среднего роста человек. Высокий лоб и лысина. Ленин прищурил «монгольские» глаза, деловито посмотрел на часы и сделал рукой короткое движение, вводя чувства людей в практические берега съездовской работы. Когда примолкли, он спокойно начал одну из незабываемых речей. Огромная масса только что бурливших людей напряженно и строго слушала. Так слушает один человек, один организм. Все взоры бесчисленными радиусами со всех высот и ярусов впились в одну точку: в лицо Ленина. Ленин говорил… Отточенными, отшлифованными глыбами падали слова, целые предложения – ясные, математические рассчитанные. Слова о только что происшедшей германской революции. Об оправданном историей и предвиденном партией тяжелом Брестском мире. О социальной революции. Я был поражен, что один человек так властвует над настоящим и будущим и так спокойно отводит рубежи самым трагическим вопросам мировой политики. Я удивлялся, как Ленин вводит в берега многоводие истории. В его изложении все было ясно, очень просто и величественно. Я никогда не думал, что можно пережить такое счастье разбуженной мысли и окрыленной воли… То же, что со мной, Ленин сделал со всеми, кто слушал его. А завтра речь его пойдет гулять по миру и завоевывать сотни миллионов трудящихся и угнетенных. Я не знал, сколько прошло времени от первого впечатления до минуты, когда напряженно молчавший театр заревел. Только после того, когда Ленин так же просто, как и начал, закончил свою речь и, зачарованная его большевистской мыслью аудитория разразилась страстной бурей непрекращающихся рукоплесканий, я пришел в себя и только тогда понял, во власти какой силы находился в течение трех часов. Впоследствии много раз мне приходилось слушать Ленина, и всякий раз я испытывал неизменно одно и то же чувство изумления. Много я слышал сильных ораторов: красноречивых, пламенных, остроумных, едких, изящных, увлекающих… Но никто и никогда не производил на меня такого мощного, очаровывающего впечатления, как Ленин. В его речи не было внешних эффектов, ни пламени, ни едкости, ни изящества, в ней была необычайная выпуклость мысли, изумительная простота и чрезвычайная, неодолимая убедительность; казалось странным, как такие простые и ясные вещи не приходят каждому в голову. В его речи извилистые, полные трудностей и опасности пути к будущему казались освещенным ярким солнцем, и солнце это – светлый гений революционного вождя. Я вышел опьяненный. Улица шумела небывалой манифестацией. Москва праздновала революционное пробуждение Германии, сулившее нам могучего союзника в борьбе с империализмом и аннулировавшее тяжкий для нас Брестский мир.

рейтинг: 3.5/10 ( всего 43 голоса)

Пожалуйста, оставьте свой комментарий к данной статье
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной статье.

Количество просмотров: 4836

Рекомендуем наиболее читаемые ссылки:
БАЛАКАЕВ АЛЕКСЕЙ ГУЧИНОВИЧ [12248]
АДУЧИЕВ ЦЕБЕК МАНДЖИЕВИЧ [3236]
БАДМАЕВ АЛЕКСЕЙ БАЛДУЕВИЧ [5841]

Ключевые слова для данной страницы: Ленина, калмыков, Ленин, был, революции, видеть, степи, было, людей, товарища, через, один, были, калмыцкой, только
Версия для печати
Новости в формате RSS

2017-03-29«Да» – патриотизму, «нет» - экстремизму»

28 марта 2017 г. в читальном зале ККЮБ имени И.Ф.Вараввы в рамках программы библиотеки «Культура безопасности жизнедеятельности молодёжи» специалисты Публичного центра правовой информации провели комплексное культурно-информационное мероприятие «Да» – пат...


2017-03-28Как дивен ты, язык мой русский!

27 марта 2017 года в Краснодарской краевой юношеской библиотеке имени И.Ф. Вараввы в рамках Недели юношеской книги «Великий язык великого народа» для студентов Краснодарского колледжа культуры, экономики и права было проведено фольклорное веселье ...


2017-03-28Самой природой так заведено

Рекомендательный список литературы экологической тематики из фонда Краснодарской краевой юношеской библиотеки имени И.Ф. Вараввы...


2017-03-28Откровенный разговор

Специалисты ККЮБ имени И.Ф. Вараввы 28 марта в рамках Недели юношеской книги «Великий язык великого народа» провели выездное мероприятие для молодежи Армавира. В ЦГБ им. Н.К. Крупской юноши и девушки встретились с известной кубанской писательницей, ...


2017-03-27Русский язык – это язык поэзии

21 марта 2017 года в читальном зале Краснодарской краевой юношеской библиотеке имени И.Ф. Вараввы был организован и проведен поэтический баттл «Русский язык – это язык поэзии», посвященный Всемирному дню поэзии....


2017-03-24Великий язык великого народа

Специалисты ККЮБ имени И.Ф. Вараввы 23 марта дали старт Неделе юношеской книги «Великий язык великого народа». В 2017 году и ее открытие, и все мероприятия, которые состоятся в дни весенних каникул, посвящены русскому языку, на котором ныне в мире говорят...


2017-03-24Обменялись опытом работы

Специалисты Краснодарской краевой юношеской библиотеки имени И.Ф. Вараввы провели для своих коллег из Кореновской и Тимашевской межпоселенческих библиотек семинар «Организация библиотечного обслуживания молодежи: современные направления и формы работы». ...


2017-03-24"И пусть серебрится душа..."

В ККЮБ имени И.Ф. Вараввы продолжаются литературные, интеллектуально-познавательные мероприятия Недели юношеской книги. Сегодня, 24 марта, учащиеся техникумов и вузов города Краснодара встретились с известным писателем Алексеем Ивановичем Смоленцевым...


2017-03-22Рекомендуем

Предлагаем вашему вниманию аннотированный список новых книг о русском языке из фонда ККЮБ имени И.Ф. Вараввы....


2017-03-22«Мода – зеркало истории»

22 марта 2017 года для учащихся Краснодарского торгово-экономического колледжа специалистами отдела искусств ККЮБ имени И.Ф. Вараввы была организована интерактивная книжно-иллюстративная выставка «Мода – зеркало истории». На выставке были представлены...



Rambler's Top100
Яндекс цитирования