Поиск:
На главную   Контакты   Оглавление
У нас есть
Электронный каталог
Проекты
События
Рекомендуем
"Это едино и свято: Родина, память, язык"
Архив
"Мне нужна эта книга"
"Любовь - поэзия и солнце жизни". Интернет-проект 2016
Международная конференция "Через библиотеки - к будущему"
Писатели-юбиляры
"Молодежь и книга - за мирное будущее". Интернет-форум 2017
Экопанорама

Навигация
О библиотеке
Дополнительные услуги
Нашим коллегам
Издания
Сотрудничество
Новинки
Книга инвалиду
О И.Ф.Варавве
Отделы библиотеки
Выставки, статьи, материалы
Госуслуги
Электронные ресурсы
Конкурсы
Независимая оценка качества
Литературная гостиная
Противодействие коррупции
Стандарты. Регламенты
Тесты и викторины
Нам ВАЖНО Ваше мнение
Контакты
Карта сайта
 

Авторизация
Регистрация
Логин
Пароль
Запомнить
   забыли?

Подпишитесь на рассылку
Посещаемость

 


Черчесов Алан Георгиевич


[imgl src=http://krkrub.kubannet.ru/img/dial/sos/cherchesov_ag.jpg]А.Г.Черчесов – прозаик, кандидат филологических наук, член Союза писателей России, редактор научного альманаха «Вестник Института Цивилизации», ректор Владикавказского Института Цивилизации родился 14 апреля 1962 года во Владикавказе (Республика Северная Осетия-Алания). Окончил с золотой медалью среднюю школу № 5 г. Владикавказа, филологический факультет СОГУ (1984 г.), диплом с отличием, аспирантуру кафедры истории зарубежных литератур МГУ, где защитил диссертацию на тему «Проблемы массовой культуры. Неоконсервативные тенденции в массовой беллетристике США». С 1990 года – доцент кафедры зарубежной и русской литературы Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л.Хетагурова. В 1994 году получил исследовательскую стипендию Правительства Норвегии. В 1995 году, выиграв грант Информационного агентства США и Фонда Фулбрайт, проходил девятимесячную стажировку в Университете штата Индиана (г. Блумингтон, США), по писательской стипендии жил и работал в Германии и Бельгии. Литературный дебют Алана Черчесова состоялся в 1990-м году в ж. «Новый мир» (№ 3, рассказ «И будет лето»). Публиковался также в ж. «Волга», в альманахе «Владикавказ». Первый роман Алана Черчесова «Реквием по живущему» был издан в Москве в 1995 году в издательстве им. Сабашниковых. Второй роман «Венок на могилу ветра» вышел в Санкт-Петербурге в изд. Лимбус ПРЕСС (Серия «Мастер»). Роман был удостоен премии им. Аполлона Григорьева. Оба романа были переведены на немецкий язык (изд. Fischer Verlag, dtv/Германия). Роман «Вилла Бель-Летра», финалист премии «Русский букер», вышел в 2006 году в Москве в изд. «Время». Алан Черчесов владеет пятью иностранными языками, увлекается музыкой, кинематографом. Женат, воспитает сына и дочь. Алан Черчесов в зеркале российской и зарубежной критики. Редко кто сейчас пишет по-русски так красиво и самозабвенно, как Алан Черчесов. Андрей Немзер. «Время новостей» Автор обладает талантом и мужеством, в противовес всем современным течениям и модам, без опоры на привычное и известное создавать нечто совершенно оригинальное. Ота Филипп. «Пассауэр Нойе Прессе» (Германия) Особенно захватывает самобытный образный язык Черчесова… С такой мощью и творческой силой редко кто способен писать. Петер Келер. «Тагесшпигель» (Германия) Менее талантливый писатель состругал бы из таких мотивов мрачный триллер. Черчесов же из этого материала делает большую литературу. Клаус-Петер Вальтер. «Ди Вельт» (Германия) Причудливый, но прекрасный ритм повествования. Хелена Каньяр. «Базлер Магацин» (Швейцария) «Вилла Бель-Летра Черчесова – настоящий интеллектуальный роман… Андрей Немзер. «Время новостей» Успех дебютного рассказа Алана Черчесова «И будет лето» («Новый мир», 1990 г.) был, как показало время, совсем не случаен. Роман «Реквием по живущему», рожденный, по словам самого автора, «из тесноты рассказа», возвестил о том, что «родился» прозаик – настоящий, яркий прозаик (А.М.Зверев). Первый роман писателя имел на редкость единодушную и благожелательную критику. «Венок на могилу ветра» - второй роман писателя, составивший с первым своеобразную дилогию, объединенный с первым не только образом главного персонажа – Одинокого, но в целом по духу, критики хвалили за «Несвойственную нашему времени серьезность, с которой писатель способен размышлять о фундаментальных основах бытия, и за своеобразную мифологию, и за словесное мастерство». «Осетинский прозаик», по мнению А.Калмыкова, сумел на русском языке соединить фольклор народов Кавказа с традициями европейской культуры и создать некий неомодерновый роман» («Литературная Россия», 2005). А критик Наталья Иванова, оценив «замечательный русский язык» романа, заметила, что, на ее взгляд, «Черчесов является цветком европеизма на кавказской почве» .(«Н.Г., 2001, 19 декабря). Новый роман Алана Черчесова «Вилла Бель-Летра» (М, 2006) – детективная история на пересечении эпох, культур, языков, традиций. Действие происходит в Германии. Многоплановое произведение со сложной игрой смыслов, подтекстов, полное явных и скрытых аллюзий на произведения мировой художественной литературы, «роман в романе», главным персонажем которого является Литература, она – графиня Лира фон Реттау, она же Тайна, она же Метафора, убитая более ста лет назад нерадивыми писателями (на вилле Бель-Летра). Безупречный стиль и «самобытный образный язык» Черчесова заслуживают отдельного разговора. Тексты романов, язык которых по-восточному изощренный и метафоричный, «по-европейски элегантный», просятся в цитаты… (Из статьи Р.Цараховой «Творческий псевдоним – Георгий Осетин..», «Осетия. Свободный взгляд», 2007 г., 17 апреля). Алан Черчесов. «Реквием по живущему (фрагмент из романа) К тому лету ему, Одинокому, шестнадцать стукнуло или около того. Хорош собой он не был, так что заранее беду и не почувствовали. Да и кому могло на ум прийти, что чья-то дочь для сердца своего такую тройку сыщет? Кому на ум могло прийти, что ненависти их не хватит даже на то, чтобы ее наследовали — столь же непреложно, как и саму их кровь?.. И разве мог помыслить Сослан, что так его обманет им же сотворенная плоть!.. Не приведи Господь, говорил отец, не приведи Господь повториться такому ужасу. Они все видели с нихаса. Они сидели там и слушали, как травит байки Сослан. Но Одинокого там не было, иначе бы ему не уцелеть, ведь он бы не смолчал, конечно. Он бы сразу рассказал. Только Одинокого там не было. Сослан же байки травил и первый сам смеялся. Они давно не помнили его таким веселым. И дед твой, говорил отец, сказал еще: «Видно, кувд для тебя покамест не кончился. Видно, ты его в одиночку продолжил». И Сослан еще ответил: «После такого зиу можно весь год кувд вспоминать. Я просто вспоминаю». А дед твой сказал ( у него зубы болели, так что настроение было паршивое): Как бы и вам так вспомнить, чтоб от веселья пьяными казаться? Научи». А Сослан, недолго думая, ответил: «Дело нехитрое. Надо только прежде вспомнить, как на зиу трудился». И все, говорил отец, рассмеялись, потому как дед твой на зиу Сослановом не был, зубами мучился, только нас, сыновей, послал. К тому дню как раз неделя пробежала с тех пор, как всем аулом Сослану и пристройку, и полхадзара заново справили. До того времянками перебивался. Ну, а на кувд, понятно, дед явился — и про зубы свои позабыл. И вот теперь, говорил отец, греясь на солнышке, каждый на них благодушно посмеивался, ожидая, когда вернутся младшие с сенокоса. И когда они услышали крики и увидели бегущих к нихасу женщин, к беде они были так же не готовы, как к внезапному снегу. Женщины голосили что есть мочи и бестолково махали руками, спотыкаясь и упрямо задирая головы к небу (так что дед твой потом настойчиво повторял, что сперва подумал: коршун). И тогда старики проследили глазами за жутким их отчаянием и увидели пятно, ползущее по скалам к утесу, и признали в том пятне сначала женщину, потом девушку, а после пятно превратилось в девчонку, и тут же дико вскричал кто-то рядом, и сразу, не отрывая глаз от скалы, сил не имея оглянуться, сообразили, что то Сослан был, и все вдруг смолкло на мгновенье, утонуло, застопорилось, увязло в дыхании, а потом вместо крика услышали они сдавленное в его груди мычание, и было это страшнее, чем самый страшный вопль. А пятно на скале робко поползло ввысь, а толкнувшиеся на дороге женщины, внимания не обращая на испуганно хнычущих детей, заголосили вновь, визгом разрывая Сосланово мычание. И видели они, как пятно дрогнуло и стало разом похоже на каплю, а после капля потекла вниз и зацепилась за выступ скалы, а после снова пришла тишина и быстро густела в ушах, пока капля боролась с зияющей под ней пустотой, а после капля сорвалась и стала падать, а когда разбилась о камни у реки, из глоток их вырвался стон... Не приведи Господь, говорил отец. Я видел, как она там лежала. Когда ее поднимали, видно было, до чего она сделалась мягкая. Ни одной целой косточки не осталось. Твой дед говорил, что красивее девочки и во всем ущелье не нашлось бы. Все так говорили. Одинокого до самых похорон не было, и все эти дни никто о нем не вспоминал. И только когда ее уже на улицу отпевать вынесли, наши заметили его на дороге. В руках он что-то нес, а как ближе подошел, мы разглядели свернутую трубой холстину и то, что из нее торчало: две оструганные палки. И помню я еще, говорил отец, что концы их были землей испачканы. И когда он подходил, шаг его делался мельче, а по лицу трепетала тревога. А как сквозь плач ее имя расслышал, прямо-таки зашатался и рот распахнул, беспомощно воздух глотая. А после, так и не дойдя до нас, отвернулся и боком встал, и все головой мотал, будто не веря, все мотал головой и шатался. А мы уж только на него глядели, как он шатается и головой мотает. Ну а потом он и вовсе к нам спиной повернулся, на корточки присел и расстелил перед собой холстииу. Только нам еще, говорил отец, было не разглядеть, и мы лишь видели, как, чуть привстав, ступней он ее прижал и начал палки срывать. А после, выпрямившись, все вертел ими перед грудью, словно не зная, куда их приткнуть, в конце концов так и не приткнул никуда, а просто в сторону отшвырнул и понес холстину в толпу, а толпа послушно расступалась, и глядел он поверх наших голов (или сквозь нас, сейчас я не помню). И, говорил отец, мы слышали его шаги, только, их и слышали, выходит, даже причитания смолкли, хоть тогда никто того и не заметил. А как к телу подошел, отыскал глазами Сослана, кивнул ему и попросил: «Хочу вместе с ней чтоб положили»,— и тут только полностью холстину развернул, и наконец-то мы увидели, и было это так красиво, что мешало поймать какую-то важную мысль, и мы смотрели, став на цыпочки, и отгоняли эту мысль, и уж не знаю сколько времени смотрели бы так, запрещая себе о чем-либо думать, только он снова ее опустил и, перевернув, укрыл ею мертвое тело, оставив тем, что ближе, лицезреть изнанку. И тогда мы снова перевели взгляд на него и увидели, как стынут в горе его глаза и никак не могут оттуда выбраться, будто закутавшись в ее волосах, как внезапно дергает он головой и как стремительно прорывается из толпы, расталкивая нас руками. А как исчез он, несмело занялся, проснувшись, отпевальный плач, так что теперь мы могли и подумать. И рядом со мной стоял внук Хаиджери и сказал мне: «Прямо как в жизни. И я кивнул и ответил: «Только лучше. А вода как живая. И тот сказал: «Выходит, к водопаду ходил. А бородатые палочки у него из мешочка торчали, я видела. И я сказал: «Теперь-то яснее ясного, на что они ему. Теперь-то ясно, что он в крепость возил. И внук Хаиджери сказал: «За такую красоту можно много чего купить. Скоро у него табун будет. И я сказал: «Нет. Не будет. Ему не нужен табун». А тот спросил: «Тогда что ему нужно? И тут уж мы долго молчали. Алан Черчесов. «Венок на могилу ветра» (фрагмент из романа). Ацырухс и Хамыц сидят на холме у вершины. Той самой, что дает начало ручью, из которого, словно из времени вечность, разливается бурным потоком река. — И тогда вы решили схоронить его в склепе? — Да, — кивает Хамыц. — Под самой часовней. Под тисом. Так лучше. Теперь там уж точно нет пустоты. — А потом Алан взял и увез отсюда Марию? — Скорее, это она его увезла. Не Мария, а Софья. Но это не важно. Подрастешь, и я все тебе расскажу. А зачем им понадобилось уезжать? — Не знаю. Думаю, дело в черкеске: пуля могла ошибиться. Не знаю. Знаю только, что Софья сказала сестре: мол, довольно зеркал. Не хочу, дескать, больше чужих отражений. И Мария ее поняла. — А я — нет. Объясни мне. — Я и сам не совсем разобрался... Полагаю, причина тут в двойниках. — То есть? — То есть в том, что негоже иметь две судьбы: ненароком ведь можно их перепутать. И потом, это словно делить целый мир пополам. Понимаешь? — Не очень. — Вот и я понимаю не очень. Только это опять же не важно. Важно то, что ты тоже ушла. Расскажи мне еще раз, как было. — Да никак. Просто я не могла... Знаешь, мать перед тем как уйти, мне сказала: “Коли хочешь остаться собою, сделай так, чтобы не было в них для тебя особой нужды”. И еще: “Не верь ничему, что расскажет Цоцко... — Потому-то сперва ты решила, что тебе по пути не с Цоцко, а с другим? — Да. Но потом испугалась, потому что с ним был Казгери. Он нагнал нас почти у другого ущелья. По глазам его я догадалась, что случилась беда. А потом я подумала, это с тобою. Я ушла. Убежала от них навсегда... — Вот и славно. Ты будешь мне дочкой. — Мне тринадцать. Я сумела бы стать и женой... — Ты будешь мне дочкой. — Я могу воспитать тебе сына. — Не дури. Ты еще так мала... Ненадолго они замолкают. Что им слышно в такой тишине?.. день спокойно уходит за гору. Пробежав взглядом небо, Хамыц поднимается: — Вроде все. Пора уходить. Ацырухс помогает ему унять молчаньем неловкость. Она знает, что сможет его одолеть. Она искренне верит, что любит. Знает лишь потому, что так хочет кого-то любить... На лугу под вершиной она просит его не сердиться и вприпрыжку бежит за цветами. Собирая в ладошку букет, она сочиняет, как сплетутся отсюда четыре венка. Хамыц отдыхает у речки. Здесь она широка, не меньше полдюжины взрослых шагов. Ацырухс возвращается. — Знаешь, о чем я мечтаю? Заплести огромный, как память, венок и найти ту могилу, где прячется ветер... Представляешь? Он ведь так одинок... Хамыц пожимает плечами. Улыбается, долго любуясь ее красотой. Вдруг она цепенеет, прижимает охапку цветов, защищаясь, к своему животу и испуганно шепчет: — Смотри... Он спешит по следам ее взгляда, замирает глазами на русле реки, видит вдруг, как по ней, марая одеждой волну, несется течением вниз чье-то мертвое тело. Вот оно колыхнулось, сломало мгновенье, поменяло порогом крест рук, покатилось, укрывшись лучом и водою, туда, где сидит сам Хамыц, упираясь ногами в траву, потом юркнуло вбок, отскочило, отпрянуло, будто обжегшись о берег, отвергнувший камнем его слепоту, а затем, словно по волшебству, предстало внезапно пред ними не телом, а пугливым корявым бревном. — Вот так штука, — шепчет сдавленно горлом Хамыц. Облегченно вздохнув, он смеется. Ацырухс подбегает к нему, какое-то время безуспешно лепит руками слова, а в больших, очень синих глазах ее бескорыстным теплом зреют бисером сле- зы. Потом, размахнувшись, она вдруг швыряет букетом в бур- ный хохот реки, обнимает Хамыца — так крепко, будто дарит ему в этот радостный миг все силы свои, всю свою громкую детскую душу, и, заплакав от счастья, Ацырухс заливается смехом. Так они и стоят, приникнув друг к другу восторгом, мешая его с прозрачным дыханием ветра, как делает солнце в погожий и ясный сознанием день. И в эту минуту, украдкой скользнув золотистой, как волосы девочки, мыслью из-под собственных рук на плечах Ацырухс, Хамьгц думает: “А может, это только нача- ло?... Может, я еще себе пригожусь?..” Что ж, если это начало, то вначале был смех... Вниз по теченью рогатый олень осторожно, одним лишь раствором ноздрей, робко трогает воздух. Озадаченно смотрит на реку и видит на ней половодье плывущих навстречу цветов. Постояв пе- ред ними и так ничего не поняв, он презрительно фыркает вслед и, тряхнув головою, в пару крупных прыжков одолев расторопность волны, скачет к ждущему лесу. В своем беге он так несравненно красив, как бывает лишь только олень в своем беге. Ногам его очень легко и просторно бежать по упругой земле. Может быть, потому, что она ему помогает?..

рейтинг: 5.3/10 ( всего 57 голосов)

Пожалуйста, оставьте свой комментарий к данной статье
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной статье.

Количество просмотров: 5887

Рекомендуем наиболее читаемые ссылки:
ТЕДЕЕВ ГЕОРГИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ [6663]
Нартовский эпос осетин [4319]
Черчесов Алан Георгиевич [5887]

Ключевые слова для данной страницы: она, только, было, потом, говорил, был, отец, ему, Хамыц, сказал, Сослан, дед, после, Черчесов, Черчесова
Версия для печати
Новости в формате RSS

2017-10-18Молодежь и книга – за мирное будущее

В ККЮБ имени И.Ф. Вараввы 17 октября 2017 года состоялось заседание жюри по подведению итогов Евразийского библиотечного Интернет-форума «Молодежь и книга – за мирное будущее» в рамках международного проекта «Диалог национальных литератур»....


2017-10-16«Пусть душою наполнится камень» (поэзия в уличном дизайне)

16 октября 2017 года специалисты отдела искусств Краснодарской краевой юношеской библиотеки имени И.Ф. Вараввы провели для студентов Краснодарского архитектурно-строительного техникума тематический обзор «Пусть душою наполнится камень» - о поэзии в уличн...


2017-10-13Евразийский библиотечный Интернет-форум "Молодежь и книга - за мирное будущее". Номинация "Молодой читатель"

На конкурс буктрейлеров «Книга ты посланец мира» (номинация «Молодой читатель») представлена работа из Республики Казахстан, Карагандинской обл.,г.Приозерск. Жалдикараевой Ару Жанабиловны ...


2017-10-09Протокол заседания жюри краевой литературной нравственно-экологической акции "Мой голос в защиту животных"

Протокол заседания жюри краевой литературной нравственно-экологической акции "Мой голос в защиту животных"...


2017-10-09Евразийский библиотечный Интернет-форум "Молодежь и книга - за мирное будущее". Номинация "Молодой автор"

В Номинации "Молодой автор". На Конкурс стихов и рассказов "Любовь к отечеству совместима с любовью ко всему миру" представлена работа читателя МБУК «Межпоселенческая библиотека» муниципального образования Темрюкский район...


2017-10-05Мой голос в защиту животных

В Краснодарской краевой юношеской библиотеке имени И.Ф. Вараввы 5 октября состоялось заседание жюри, определившее победителей краевой литературной нравственно-экологической акции «Мой голос в защиту животных»....


2017-10-03Евразийский библиотечный Интернет-форум "Молодежь и книга - за мирное будущее". Номинация "Молодой читатель"

На конкурс буктрейлеров «Книга ты посланец мира» (номинация «Молодой читатель») представлены работы из Республики Казахстан...


2017-10-02Новые поступления Сентябрь 2017

Новые поступления. Сентябрь 2017...


2017-10-02Евразийский библиотечный Интернет-форум "Молодежь и книга - за мирное будущее". Номинация "Молодой автор"

В Номинации "Молодой автор". На Конкурс стихов и рассказов "Любовь к отечеству совместима с любовью ко всему миру" представлены работы из Республики Казахстан...


2017-10-02День пожилых людей

1 октября 2017 года в читальном зале Краснодарской краевой юношеской библиотеки имени И.Ф. Вараввы состоялся литературно-информационный праздник для пенсионеров территориального центра № 23 администрации внутригородского Прикубанского округа г.Краснодара...



Rambler's Top100
Яндекс цитирования